Чародей из долины Мосс || Тексты || Проза
•• карта сайта ••
"Эссе о княжеской жизни"
Княжеский сан по плечу не каждому. На нас, князьях, выезжает вся Лесная страна: мы истребляем чудищ, таскаем на себе волшебные камни, следим за правопорядком, а также строительством, здравоохранением и народным образованием, спасаем детей и сватаем невест, и, в дополнение к перечисленному, занимаемся доставкой посылок и приветов из одной части страны в другую; все, кому не лень, нас бьют, кусают и оскорбляют, а кому лень – сваливают на нас свои проблемы и поклажу, дабы увеличить число побоев, укусов и оскорблений, отведённых на нашу долю. Все князья без изъятия имеют ненормированный рабочий день, но наибольший труд достаётся на долю князей-византийцев – нам всякое лыко ставится в строку без снисхождения. Лишь дружина наша молчит и ни о чём не просит… пока у кого-то из них не прохудится доспех или не переломится клинок.

Княжеская жизнь: вечно на ногах и на подножном корму, по колено в крови, по локоть в строительной замазке, в зубах – недожёванный кусок, подол – в колючках, и в косах торчат стружки. Всё управь, осчастливь всех, каждому сунь в рот ложку – желательно, с кашей; а в княжеской казне подолгу гуляет ветер, и о премировании серебряными ложками любимой и преданной дружины можно только мечтать.

Рано или поздно наступает момент, когда доведённый до исступления князюшка разражается душераздирающим воплем: «Крови жажду! Крови!», и надрывный этот крик выливается в быстрое завоевание очередной деревни или уничтожение очередных разбойников. Отведя душу и залатав самые большие дыры в казне, оный князь с радостным облегчением вздыхает и вновь начинает неизбывный круг своих княжеских дел по осчастливливанию тех, кому лень на нас кинуться с топором; конца этим хлопотам нет, и почётный вымпел имени товарища Сизифа нами вполне заслужен.

Но тщетны наши надежды на получение этой или какой-либо иной награды – даже положенную за наши труды дань старосты деревень выдают по своему усмотрению, не считаясь с нашими княжескими потребностями, а иные делают всё от них зависящее, чтобы избежать зачисления князюшки в платёжную ведомость. И горька же наша княжеская судьбина! Мечешься по строптивым деревням, как умирающий от жажды – по пустыне, стучишься в каждый бархан – и ящерицы отвечают тебе отказом!..

А завершается эта пустыня морем наших слёз, горчайших слёз, грозящим затопить и нас, и ящериц, и страну Лесную…