Чародей из долины Мосс || Пресса || Говорят разработчики
•• карта сайта ••
"Интервью с Игорем Варавиным"
Фантастику уважал всегда
Автор: Дмитрий Злотницкий
Журнал Мир фантастики, № 52, Декабрь 2007

Статья публикуется с разрешения редакции журнала.
В оригинале статью можно найти тут.
Российская фантастика переживает настоящий расцвет. Каждый год появляются новые имена среди писателей, разработчиков игр или художников. Вполне возможно, что за ними будущее, однако пока имена тех, кто составляет гордость отечественной фантастики, принадлежат по большей части людям старшего поколения. Среди таких мэтров — наш сегодняшний гость, иллюстратор с многолетним опытом Игорь Варавин.

Подержать карандаш в руках надо каждому художнику

Доброго времени суток, Игорь. Вы принадлежите к немногочисленной когорте отечественных художников, которые стали иллюстрировать фантастику уже в начале девяностых. Как вы пришли в этот жанр?

Когда я закончил институт, друзья посоветовали показать курсовые и диплом редакторам издательства "Центрполиграф". Я так и сделал — и сразу получил заказ. Когда через месяц пришел домой с полукилограммовым гонораром (доллар стоил 1200 рублей), решил, что иллюстрация — это мое.

Вообще, это издательство меня здорово тогда выручило. В 1993 году выпускнику вуза было буквально нечего есть. Сокурсники занимались черт знает чем: продавали на Арбате иностранцам раскрашенные ксерокопии, отливали из парафиновых свечек дракончиков, красили на заправке машины и пожарные комплекты, занимались рэкетом (не я), раскрашивали стриптизерш перед выступлениями — страшно вспомнить.

Фантастику я уважал всегда, поэтому выбирать область работы долго не пришлось. Собственно, помимо фантастики, с удовольствием берусь за историческую тематику, сказки и любые другие жанры, где можно поиграться персонажами, планами, не прибегая к расхожим художественным штампам. В 1996 году коллега предложил мне показать свои работы в издательство "Эксмо". Работы понравились, главный художник Андрей Сауков с ходу четко обрисовал задачи, не оскорбился, когда я спросил о сумме гонорара. А ведь сколько времени и трудов ушло впустую, пока я не научился оговаривать технические вопросы в маленьких, но гордых и идейно заряженных издательствах!

Вы начинали рисовать кистью и красками, но затем переключились на "цифру". Что заставило вас изменить стиль работы? Какие преимущества и недостатки у компьютерного рисования?

У компьютера, конечно, больший запас возможностей — взять хотя бы возможность разложить картинку послойно. Мои коллеги, овладевшие компьютерными премудростями раньше, заметно обошли меня по всем параметрам — от качества рисунка до зарплаты. Да и все издательское дело сейчас плотно связано с компьютером. Побегал бы я сейчас с эскизами и рукописями — на работу не осталось бы времени.

Получается, что цифровая живопись в скором времени полностью вытеснит обычное рисование?

Уверен, что подержать карандаш в руках надо каждому художнику. Полезно, да и удовольствие немалое. Коллектив, опять же, — кружок, курсы или художественная школа — способствует развитию мастерства. Да и как юный художник узнает, что гуашь сладкая (она на меду), что в малую половинку тубуса входит полтора литра пива, в большую — два, а в плафон освещения — все пять? Пленэры, натура, интересные люди... Цанговый карандаш уже лет сто как придумали, а рисуют до сих пор обычным.

Если сравнить ваши ранние работы с нынешними иллюстрациями, бросается в глаза заметное изменение стиля. Связано ли это с переходом на компьютерное рисование, или дело в любви к творческим экспериментам?

Не знаю. Может, расту, а может, старею. В любом случае, смена кисти на компьютер ведет к изменениям и в подаче материала. Компьютер раскрепощает. Снижается, если не исчезает вообще, шанс фатальной ошибки, когда нужно снимать с планшета лист с запоротой работой и натягивать новый. Компьютер помог мне критичнее оценивать собственные работы: в любой момент можно отменить последние действия или сохранить отдельным файлом неудавшийся вариант — в назидание себе. Экспериментировать всегда интересно, мешают этому только личная косность и интенсивность работы. Заказов у меня много, за 14 лет "непосильных трудов" перерыва не было. Да и заказчик не очень-то охотно приветствует "художественные фокусы".

А что еще вы могли бы порекомендовать подрастающему поколению иллюстраторов?

Рисовать как можно больше. Заниматься любыми смежными дисциплинами, которые соприкасаются с рисованием. Не зацикливаться на Photoshop’е и Painter’е, а учиться работать с гуашью, акрилом, акварелью и маслом. Знакомиться с работами состоявшихся художников, благо в информации дефицита нет: в любом клипарте картин на сотню альбомов. И, разумеется, никогда не помешают три-четыре года обучения в художественной школе — тогда будет база.

Когда вы начинали карьеру, клипартов на сотню альбомов еще не было. Ориентировались ли вы на творчество каких-либо художников, делая первые профессиональные шаги?

Я бы назвал Фрэнка Фразетту: очевидный талант, крепкая академическая подготовка, удивительная фантазия. В первый раз увидел его работы перефотографированными на больших черно-белых листах и был шокирован — это после той-то подачи, которую рекомендовали в советской "художке"! В качестве современного примера намеренно назову человека не из цеха чисто книжных графиков. Это Олег Пащенко, веб-художник. Технически подготовленных художников немало, а вот человека, который мог бы отойти от техники и подать материал так, как его видит автор, найти сложно. Ну кто бы еще мог проиллюстрировать "Кысь"?

Оба упомянутых Игорем художника отличаются оригинальным, практически неповторимым стилем рисования. Впрочем, то же самое можно сказать и о нашем собеседнике. Вряд ли кто-нибудь другой смог бы столь ярко оформить романы из цикла "Тайный город", так передать в иллюстрациях дух этого мира, чтобы результатом остались довольны и поклонники сериала, и его автор.

Самое интересное — возможность пофантазировать

Многим нашим читателям вы известны прежде всего по обложкам книг Вадима Панова. Как началось ваше сотрудничество?

По-настоящему плотное сотрудничество началось, когда мне предложили рисовать персонажей "Тайного города" для сайта Панова. После этого удалось лично познакомиться с Вадимом, узнать из первых уст, как он представляет себе героев. Писатель показал мне свои эскизы, что помогло в дальнейшей работе.

Сам Вадим Панов признает, что вы очень точно передаете в рисунках характеры его героев. Тяжело было придумывать внешность обитателям "Тайного города"?

Нет, совсем не тяжело. Наверное, дело в том, что мне нравится читать книги Вадима. Огромное количество параллельных сюжетов, противоречивых, шумных, зачастую драчливых персонажей: вроде бы не избежать хаоса — но нет, в этой суете просторно, сам мир гармоничен. Оркестровое мышление автора — главное достоинство романов. Между тем я не упускаю случая обсудить, как, по его мнению, должен выглядеть тот или иной герой. Нюансы порой достаточно тонки, так что консультации лишними не бывают.

Вы изобразили многих обитателей мистической Москвы, но почему-то от вашего внимания ускользнули самые импозантные и популярные герои — навы. Что мешает Сантьяге или, скажем, Ярге появиться на обложке?

Это вечная проблема, особенно при таком обилии ярких персонажей, как в книгах Вадима. Прочитывая текст, я обычно выбираю несколько эпизодов, которые можно представить на обложке. Затем начинаются муки выбора, причем окончательное решение зависит не только от меня. Играют роль шрифт, название книги, мнение редакторов... Многим приходится жертвовать: нельзя нарисовать все и сразу, каша в композиции никогда полезной не была.

С другой стороны, вы ведь не всегда изображаете конкретную сцену из романа. Часто иллюстрация представляет собой коллаж из героев и фантастического антуража. Как вы решаете, какой из этих двух подходов избрать?

Выбор интуитивный — и, вообще говоря, не самый важный. Гораздо важнее для меня найти крепкую композицию и интересное цветовое решение. Но даже это не гарантирует, что результат будет удачным. Редактор Сергей Курбатов, с которым мы начинали делать серию "Стальная крыса", однажды подарил мне на день рождения подборку из моих обложек. Теперь, взглянув на этот "тетрис", я в зависимости от настроения воспринимаю сделанные работы то как сумму удач, то как кладбище невоплощенных идей.

Издательство "Эксмо" нередко публикует книги ведущих отечественных авторов не только с яркими обложками, но и с качественными внутренними черно-белыми иллюстрациями. Романы Вадима Панова пока исключение. С чем это связано и можно ли ожидать, что в будущем ситуация изменится?

Это скорее книжка с внутренними иллюстрациями — исключение. Но если издательство даст команду, вот тут-то я и разгуляюсь, тогда-то и отпадет вопрос о дефиците изображенных персонажей. Хотя, наверное, мой коллега Вячеслав Остапенко справился бы с такой задачей куда лучше.

Интересно ли вам придумывать облик созданий, которых прежде никто не изображал: каких-нибудь инопланетян или, к примеру, морян?

Я уже упоминал, что любая возможность пофантазировать, "покрутить" привычные формы — самое интересное в нашей работе. Иначе вся наша деятельность сводилась бы к сумме инструментов и приемов, никакого творчества в работе не было бы.

На мой взгляд, многие ваши фантастические иллюстрации отличаются несколько мрачноватой атмосферой, а фэнтезийные работы, наоборот, чаще всего веселы и оптимистичны. Намеренно ли вы создаете разные по настроению иллюстрации для разных жанров?

Часто я отталкиваюсь от технических вводных. Например, если художественный редактор сделал светлый шрифт, фон нужен под него контрастный — темный. В оформлении обложки художник обычно "второй номер" — это помимо того, что он "ведомый" по отношению к автору. А фэнтези или фантастика — неважно. Главное — чтобы было интересно, чтобы переживать, что страниц остается мало и хорошая книга заканчивается!

В этом Игорю повезло: Вадим Панов с завидной регулярностью радует читателей новыми книгами. Закончился один роман — начинаешь ждать нового, обложку которого обязательно украсит очередная работа Игоря Варавина. Да и другие писатели, чьи книги иллюстрирует Игорь, нередко дают художнику возможность и поэкспериментировать, и пошутить.

Интерес обратился в сторону российских авторов

Сегодня вы известны прежде всего по иллюстрациям к российской фантастике. А приходилось ли создавать обложки для книг западных авторов?

Почти вся серия "Стальная крыса", над которой я работал, — это зарубежные авторы, причем самые-самые: Гаррисон, Азимов, Нортон, Хайнлайн, Гамильтон, Шекли, Желязны, Саберхаген и другие не менее известные писатели. Кроме того, часть моих иллюстраций была продана в Германию, но фамилии немецких фантастов вам вряд ли что-то скажут. Агент выслал мне несколько авторских экземпляров этих книг, но немецкий я знаю не лучше фронтового разведчика, так что почитать не удалось. Сейчас читательский интерес обратился в сторону российских авторов — и слава богу.

Как вы считаете, какое значение для популярности книги имеют обложка, внутренние иллюстрации и оформление в целом?

Не решающее, но почти такое же, как текст. Особенно вначале, когда надо удержать читателя у прилавка и заставить взять в руки именно эту книгу, выбрать ее из пары сотен томов. К сожалению, шмуцтитулы, контртитул, форзац (см. сноску) нынешней книжке редкость: рынок, понимаете, рентабельность... Не так давно одно из издательств собрало коллектив художников с целью выпустить толстую книжку русских сказок с полновесными цветными иллюстрациями в тексте. Встретились, посчитали, отказались: неимоверно дорого.

Шмуцтитул — страница с заглавием, предваряющая раздел книги (вроде страниц со словом редактора перед каждым разделом "МФ"). Контртитул — страница, противоположная титульной. Форзац — лист бумаги, соединяющий блок страниц книги с переплетом. Разумеется, Игорь Варавин имеет в виду не само наличие в книге этих элементов (том в твердом переплете без форзацев не бывает), а их художественное оформление.

То, как выглядит книга, зависит и от дизайна серии, в которой она выходит. Приходилось ли вам разрабатывать оформление для книжных серий?

Только отдельные элементы — например, плашки для серии "Тайный город". Шрифтовик из меня никакой, да и трудно сейчас предложить что-то новое, когда в компьютерной базе вариантов — миллион.

А в других областях фантастической иллюстрации — компьютерных играх, например, — пробовали свои силы?

Пробовал. Не первый год работаю с фирмой "1С": рисовал (еще карандашом) всю архитектуру и интерьеры к "Санитарам подземелий", делал графические листы (около шестидесяти!) для игры "Князь 2. Продолжение легенды", оформлял аудиокниги, только что закончил 30 листов графики еще к одному проекту. А вообще, чем я только не занимался, начиная с портретов на Арбате и наружной рекламы и заканчивая серией учебников по всяческим единоборствам (это когда в книге рисунков пятьсот!).

Наверное, не сильно погрешу против правды, сказав, что в России жанр фантастической иллюстрации еще только зарождается. По крайней мере, по сравнению с Западом. Как вы оцениваете перспективы развития фантживописи в нашей стране?

Приведу спортивный пример. Советский хоккей стал особым и потому лучшим из-за того, что он долгое время был самодеятельным. Информации, как играть в хоккей, не было. Клюшка, деревянная колобашка (шайбой звать, как потом оказалось), танковый шлем, коньки, примотанные жгутом к опоркам, — это понятно. А вот правил, приемов никто не знал, опыта не было. Пришлось самим придумывать манеру игры. В результате, когда ведущие команды Америки и Канады встретились с нашими хоккеистами, иностранцы были просто опрокинуты. Наши каратисты лупят всех, в том числе основоположников этого единоборства, хотя база российского карате была заложена в 60-е—70-е годы, когда информация о технике могла поступать в Союз только в виде фото и ксерокопий. У нас очень крепкая система обучения академическому рисунку, наш народ не обделен фантазией и талантами. Так что, думаю, именно сейчас складывается российская фантастическая иллюстрация.

Творчество нашего гостя — самое убедительное доказательство его слов о подъеме российской фантастической иллюстрации. Остается надеяться, что и новое поколение художников окажется не хуже мэтров, воспитанных на советской школе рисования и сумевших за последние годы перенять многие приемы у лучших западных мастеров кисти и планшета.

Досье: Игорь Варавин о себе
Врезка

Игорь Варавин, смотрит на тебя как на читателя Родился я в городе Кемерово в 1966 году, сейчас живу в Москве. Вопрос, кем быть, передо мной никогда не стоял: рисовал всегда. Может, вопросом была только специализация: театральный декоратор, художник-оформитель или иллюстратор. Диплом в художественной школе защищал по теме "Иллюстрация к книге чукотского писателя Юрия Рытхэу "Сон в начале тумана"". По Рытхэу писал и диплом в МПГУ им. Ленина — благо этнографического материала осталось много, а чукчей от таймырских нганасан комиссия, слава богу, не отличает. В общем, решено: иллюстрация.

За время работы сотрудничал с разными издательствами: "Центрполиграф", "Олма-пресс", "Фаир", "Альфа-книга", компанией "1C", но в конце концов остановился на издательстве "Эксмо", с которым и работаю последние 10 лет. Моему выбору способствовал отличный редакторский коллектив, ну и, разумеется, разнообразие тематики. Оформлять приходилось и детские сказки, и методические пособия по рукопашному бою. А в основном — детективы, но любимыми жанрами стали фантастика и фэнтези. Авторы самые разные, зарубежные и российские: Гамильтон, Саберхаген, Азимов, Шекли, Гаррисон, Панов...

Отдельная тема, которой я занимаюсь, — создание дизайнов для компьютерных игр: персонажи, архитектура, интерьеры, всяческие транспортные средства — летающие, ездящие, прыгающие... Художнику, который любит рисовать фантастику, здесь полное раздолье.

Лет пять назад сменил инструменты: планшет — на компьютер, кисточку — на стилус. Расширился диапазон возможностей: пределов в средствах, которые предлагает машина, не видно, так что еще надеюсь на прогресс в освоении техники рисования. Помимо того, литература — любая, а в особенности историческая, — требует достоверности в подаче материала, и тут очень помогает интернет.